Li_644
Стоп-слово отсутствует
На визуал G – PG-13 WTF Gryffindor 2017 один бартерщик написал
Давным-давно в далёкой-далёкой башне жил один не очень старый и совсем не мудрый волшебник. Жил по строгому режиму и в полном одиночестве, если не считать тюремщиков и чаек, изредка заглядывающих в окна. И была у волшебника сова. Большая. Иногда чёрная, иногда белая, иногда ушастая, иногда сипуха, иногда злая, иногда ласковая... Иногда даже письма доносила в целости и сохранности. Но это не точно.

И вот, возвращается как-то сова с недельной давности газетой и пухлым конвертом, швыряет их в волшебника и немедленно обратно в окно вылетает — чаек гонять. А волшебник пролистывает газету, просматривает движущиеся колдографии, колонку объявлений, даже решает задачки с последней страницы, и всё это лишь для того, чтобы не поднимать конверт, как можно дольше дразня себя глупой надеждой.

Но газета заканчивается, и даже второй просмотр не сильно отдаляет неизбежное. Волшебник подбирает конвет с влажного пола, криво улыбается, взглянув на марку, поддевает ногтём печать. Та ломается с резким щелчком, и на прикрытые тёплым пледом колени волшебника высыпается ворох движущихся и статичных колдографий, набросков и портретов, наклееных на картонные карточки. Очень бережно отложив две из них на колченогий стол, волшебник перебирает остальные, усмехаясь в колючую редкую бороду. Дракон, девушки, родовая шевелюра Блэков, несмываемые веснушки Прюэттов. Увлёкшись, он не сразу замечает, что внутри конверта остались тонкие как папиросная бумага листы с мелькающими иллюстрациями, то напрыгивающими одна на другую, то вытягивающимися в витражную картинку. Их он тоже пролистывает, почти не задерживаясь взглядом, сворачивает и убирает обратно в конверт. Туда же отправляется предыдущая стопка.

Волшебник вздыхает, смотрит на темнеющее окно, на огарок свечи, который совсем скоро придётся зажечь, чтобы не сидеть в темноте, зябко ёжится и плотнее закутывается в плед. И наконец берёт в руки один из отложенных портретов. Широкие мазки не сразу складываются в знакомую всему магическому миру фигуру, да и узнавать в седом умудрённом годами маге, восседающем во главе Визенгамота, давнего приятеля жильцу башни ой как нелегко. Волшебник усмехается, тянется за угольком, скорее всего, чтобы пририсовать изображению ветвистые рога или огромные уши, но его взгляд падает на второй портрет, и пальцы разжимаются, так и не донеся уголёк до цели. "Альбус", шепчут потрескавшиеся от холода губы, и волшебник гладит портрет кончиками пальцев, будто величайшую драгоценность. "Всё такой же вечно лезущий куда не надо идиот". Он кладёт первый портрет рядом со вторым, опирается локтями о стол, сплетает пальцы и, не сводя взгляда с дорогого сердцу изображения, пристраивает подбородок в образованной большими и указательными пальцами ямке.

За окном смолкают чайки, совсем темнеет, выплывает полная луна, а волшебник всё так же сидит, сгорбившись над двумя карточками, и слёзы, медленно сползающие по его щекам и капающие с затёкших переплетённых пальцев, добавляют портретам блеска.

Кэп запретил любые формы страдания комментаторов и честно отрабатывая ачивку



этот текст остался в столе, но тут я на него наткнулась) пускай лежит здесь.

Тремя днями ранее

Черной-черной ночью в черной-черной комнате зажегся свет. Скромный величайший маг современности прошел в свой теплый уютный кабинет, сел за большой резной стол с грифонами и поудобнее устроился на красном бархатном кресле. Выпил рюмочку шерри и ловким движением закинул в рот лимонный леденец - что поделать, была у старика слабость. Пророк на его столе вещал о Зимнем Батле. Дамблдор почесал яйца и задумался. Бедняга Грин, один одинешенек сидит в своей грязной холодной камере без весточки о мире. Он достал из ящика стола пухлый конверт и выбрал несколько особо удачных изображений с яркими смелыми людьми, которые еще много добьются в жизни. Подумав, он приложил парочку свои портретов и ухмыльнувшись запечатал и отправил конверт.